the land of tears
Lost time is never found again
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

the land of tears > Тесты


Аватары, опросы, тесты c категорией "Тесты".
Пользователи, сообщества c интересом "Тесты".

понедельник, 7 августа 2017 г.
Simply Corgi 17:59:00
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 11 июня 2017 г.
Тест: Разница нас не пугает Одиночество вместе с Шерлоком - Вы... Simply Corgi 13:34:56
­Тест: Разница нас не пугает
Одиночество вместе с Шерлоком


Подробнее…
­­

- Вы допустили здесь ошибку, - иронично усмехнувшись, произнес твой собеседник, - этот человек никак не мог оказаться убийцей.
- Вам, должно быть, не говорили, что указывать женщине на ее ошибки не тактично, - показав язык, отвечаешь ты, на что Шерлок лишь хмыкает.
- Показывать язык мужчинам тоже не есть тактично, - в тон тебе парирует он. Перебросившись, точно воланом, словами вы прервали свой диалог, резко замолчав, стоило только вам услышать легкие шаги мистера Ватсона, приближающегося в комнату, где сидели вы с Холмсом.
- А, дорогой друг, вот и вы!- Шерлок встал, пожал руку своему другу, и, бросив на тебя многозначительный взгляд, произнес, - Вы должно быть от мистера Крейзи, предполагаемого подозреваемого?
- Да, - Ватсон кивнул, жалостно грустно посмотрев на тебя. Доктор тяжело вздохнул, зная, что только обрадует Холмса и огорчит твою гордость, но иного выхода у него не было, ибо Шерлок находился в самом нетерпеливом расположении духа, - у него непоколебимое алиби, которое могут подтвердить несколько человек самого разного положения: его жена, сосед и простой очевидец.
От радости Холмс ударил себя по колену и победоносно воззрился на вас, подавленную и обиженную.
- Но почему, в чем я ошибалась, - непонимающе произнесла ты, рассматривая свои записи, словно они могли дать тебе ответ. Холмс снова ухмыльнулся, а затем принялся набивать свою трубку, дабы закурить.
- Ну, мисс (Твое имя), не стоит так переживать, вы были почти у верного шага, но женские амбиции не дали вам рационально довершить свой анализ и прийти к правильному результату.
- Позвольте узнать, это какие «женские амбиции»?
– обиженно воскликнула ты, скрестив руки на груди.
- Убита женщина, немолодая, но красивая, и вы решили, что убийца обиженный влюбленный, или оскорбленная соперница, - Холмс сделал пару затяжек, а затем продолжил, - в данном случае мы с вами сделали напор на первое предположение. Дальше, вы решили, что, раз это любовник, то вы пошли по списку тех мужчин, с которыми убитая и общалась. Список был короткий, что облегчало расследование. Мистер Догован был ни при чем, поскольку он уехал в ***шир, еще задолго до происшествия. Остаются мистер Крейзи и мистер Джонсон, и тут в вас взыграла женская гордость, ибо вы посчитали, что такая красивая и милая леди, как мисс Орноес – убитая,- никак не может встречаться с кривым, угрюмым и грузным мужчиной, как мистер Джонсон. А именно он и есть убийца.
- С чего вы предположили, что именно он, вдруг это случайный вор, чья маскировка была раскрыта?
- А с того. Дом мисс Орноес убран изящно и красиво, ни лишней пылинки, ни грязной скатерти. Все чинно и только! При выходе из экипажа, я заметил, как из вересковой лужайки хозяйки ведет парочка следов, оставленных мужскими ногами. Носки у этих ног были квадратными, но одна пятка, видно, уже отваливалась, так как отпечаток был размашистым, нежели второй. Дальше, у тела убитой лежит маленький такой кусочек ткани, довольно грубой. Я решился сделать вывод, что это шнурок квадратных ботинок. Вот вам и улика. Теперь дело о самих подозреваемых. Мистер Догован почти старик, он не смог бы и вазу поднять, а именно этим и была убита несчастная, более того у него вполне приличные туфли, больше походящие на помесь домашних тапочек.
- Холмс, вы отвлекаетесь!
- Ничуть, моя дорогая. Мистер Крейзи помимо алиби имеет при себе приличные туфли, более того, я не сказал вам важного: при входе через дверь, ведущей в сад, я нашел мелкие следы, оставленные ногтями и сильными пальцами, видно, убийца тяжело шел, сделав свое дело. На одной стороне следы были выше, на другой ниже, в то время, как грязные отпечатки ног стояли ровно, следовательно, мужчина был, как бы выразится проще, кривым. Опирался он криво, если уж так. Ну, и наконец, кусочек шнурка, который служил веревкой для подвески с крестом. Когда мистер Джонсон обернулся, я заметил этот самый шнур, и понял, что он причастен ко всему. К тому же его туфли были старыми и поношенными, а на одной из них болталась, плохо прикреплённая, пятка. Вот и все! Легче легкого!

Холмс развел руками, а ты в лишь отвернулась, наблюдая, как мелкий дождь мягко барабанит по тонкому стеклу, служившему оградой от холода и сырости внешнего мира. Как же все так обернулось? Почему ты – дочь одного знатного графа – сидишь сейчас в этой гостиной, досадуя на такую, казалось бы, небольшую ошибку, в то время как Холмс – это циничный прагматик – довольствовался новой победой? Ответ достаточно прост. Легче легкого, как заявил бы Шерлок.
Будучи проницательной и умной девушкой, ты часто потребляла в детстве взамен ванильных романов ужасные и пугающие своим содержанием детективы, а то и старые, неизвестно как оказавшиеся в вашей семейной библиотеке, некрологи, от которых, казалось бы, уже несло запахом смерти и крови. А однажды твой родители переехали во Францию, а ты, не поддаваясь их уговорам, осталась в старой и доброй, холодной и сырой Англии, дабы заняться любимым делом – расследовать преступления. И вот судьба – эта ироничная волшебница – познакомила тебя с Шерлоком Холмсом проницательным и саркастичным человеком, смотрящим на мир с иронией и предубеждением. Он очаровал тебя своим дедуктивным ходом мышления, а его логика просто поражала. Он совершал любое открытие быстро и стремительно, с ходу обнаруживая улики и достраивания логические цепочки убийств.
- Ну, ну моя дорогая, не стоит печалиться, - Шерлок поправил шляпу и встал, намереваясь уйти на прогулку по темным улочкам Англии, дабы найти и раскрыть какое-либо преступление. Ты молча показала ему язык и снова отвернулась. И пускай уходит, черт с ним, лишь бы только не сидел, да не портил и без того опущенное настроение, своими ироничными насмешками, да едкими комментариями. А кто же знал, что такая красивая леди, как мисс Орноес, предпочтет страшного горбуна замес симпатичного мистер Крейзи, который, к слову, признался, что тайно встречался с убитой?
Холмс знал точно, - ядовито прошелестел внутренний голос, тот еще критик. Ватсон стоял в дверях гостиной, не желая оставлять тебя одну, и в то же время, надеясь на встречу с Мэри, его будущей жены.
- Идите уже, - махнула рукой ты, и доктор ушел, преисполненной радости, что сможет повидаться со своей невесты без пары внимательных глаз, иронично посмеивавшихся над ним и его счастьем. Ты грустно смотрела, как Шерлок уходит вглубь Англии, махая тросточкой, а Ватсон спешит на всех парах к своей возлюбленной. Интересно, каково это любить и чувствовать себя любимой? Ты была любима своими родителями, чувствуя их заботу и тепло, но не больше. Еще не один человек не признавался тебе в своих чувствах, уж тем более, не просил твоей руки. Раньше ты считала это глупым делом, ведь тебе, как завзятому детективу было по душе бегать за преступниками, нежели сидеть дома, дожидаясь прихода мужа. Однако, глядя на счастливое, практически сияющее лицо Мэри и доктора Ватсона, твои жесткие принципы стали медленно рассеиваться, а на душе оседали тяжелые камни сомнений и грусти.
Холмс прибыл только поздно вечером. Весь промокший и усталый, но довольный, точно пес, отправившийся на увеселительную прогулку.
- Ну, моя мисс (Твое имя), пора вам взять реванш! – воскликнул он, отряхивая капли дождя со своего плаща. - Я нашел весьма занимательное дело, которое, думается мне, вам, несомненно, понравится.
- И что за дело?
– ты встала со своего места вся в нетерпении и томительном ожидании. Шерлок, заметив это, лишь усмехнулся, но ответил:
- Еще одно убийство, только в этот раз все довольно скудно и не романтично, другими словами никакого убийства из ревности или по любви. Думается мне, вы раскроете его мгоновенно.
- Так чего же мы ждем!
– воскликнула ты, - надо спешить!
- Обождите, всему свое время. Делом вы займетесь завтра, а сейчас слишком поздно, дабы вы – юная сыщица – гуляли по темным переулкам. Это, знаете, опасно.

Вспыхнув от обиды, ты ничего не ответила. Сам Шерлок, разумеется, и не думал о какой-либо опасности, петляя по мрачным улочкам Англии, где водятся одни воры, да убийцы. А сейчас сидит и издевается, мол, ты совсем слабая. Ну, уж нет! Если ждать, как велел Холмс, то завтра убийца может скрыться, да и Шерлок вряд ли останется в стороне, а расследовать преступления, выслушивая ироничные комментарии по делу своего, так называемого, коллеги было для тебя невыносимо.
Дождавшись, пока миссис Хадсон ляжет спать и погасит свечу в своей комнате, ты неспешно прокралась мимо ее двери, дабы уйти. Открыв дверь, и помахав рукой в сторону комнаты Холмса, ты ушла. Как хорошо, что Шерлок рассказал тебе об убийстве, мельком упомянув место. Дойдя до места преступления, ты с удивлением обнаружила, что труп так и лежал на месте, ни кем не тронутый. Даже следов нет, правда оно и понятно – дождь льет, как из ведра. Обыскав тело, ты нашла у него при себе документы и платок с инициалами. Как странно! До чего же все просто: и документы здесь, и платок, и коробка с папиросами, да и тело выглядит так, словно только и дожидалась, пока его обнаружат. Уж не Шерлок ли убил его, чтобы ты потом смогла расследовать это дело? Засмеявшись от такого нелепого предположения, ты покачала головой. Скорее Англия падет, нежели бравый сыщик станет убийцей.
Снова вернувшись, к убитому ты принялась исследовать другие карманы, а затем и документы. Мистер Гост – так звали убитого, был мужчиной сорока лет. Большое, квадратное лицо с прямым носом и низким лбом говорили об упрямом и вспыльчивом нраве, а его неожиданно тонкие, как у девушки, пальцы были испачканы красно-бурыми пятнами. Кажется, Холмс говорил, что такие пятна может оставлять или давно засохшая кровь или краска. Поборов свою гордость, ты понюхала его пальцы, но не обнаружила никакого запаха химии. Следовательно, кровь. Но чья?
- А. Вот и детектив нашелся! – произнес чей-то грубый мужской бас. Не успела ты и обернуться, как сильные мужские руки схватили тебя, сжимая так сильно, что вот-вот затрещат кости.
- Пустите! – закричала ты, размахивая руками и ногами, желая поскорее вырваться. И почему ты не послушалась Холмса, он ведь был прав!
Недолго думая обидчик стукнул тебя. Миром зашатался, начиная, двоится, и разбегаться в разные стороны. Упав сверху на убитого, ты наблюдала, как черное лицо твоего убийцы медленно приближается к тебе, хитро и противно скалясь.
- Прости, Шерлок, - прошептала ты, прежде чем провалиться в то место, именуемое прострацией. Только на секунду перед тем, как тьма обволокла твое сознание, тебе показалось, что где-то мелькнула клетчатая шляпка твоего коллеги.
***

- И как она? – услышала ты тихий голос миссис Хадсон. Бедная старушка, а ведь так любит тебя! Наверное, уже не одну баночку нюхательных солей израсходовала, дабы не упасть в обморок.
- Все хорошо, - этот ровный и уставший тон принадлежит Ватсону. Он тоже очень беспокоился за тебя, ведь ты ему, как сестра. Единственный, кто бы отнесся к твоей смерти спокойно – это Шерлок, думаешь ты. Он как-то сказал тебе, что не создан для любви, да более того, женщины интересуют его только, как преступницы или свидетельницы.
- Моя дорогая (Твое имя), можете не стесняться моего присутствия вашей опочивальни, - говорил он, набивая трубку, - вы меня ни коем случае не заинтересуете.
А вот интересовал тебя. Невысокий, но крепкий, умный и в целом симпатичный мужчина, который, увы, отдал свое сердце расследованию дел. А ведь он приятный, а главное, понимающий тебя собеседник. Только он знает, что ты любишь, только он понимает тебя и твои чувства, только он может определить, как ты поступишь в том или ином случае. Только он, - ироничный, но гениальный сыщик…
- Где я? – произносишь ты, разрушая тишину, царившую в комнате.
- У себя, милая, - миссис Хадсон бережно касается твоей руки, с трудом сдерживая слезы, - вчера на тебя напали какие-то ужасные люди, а господин Холмс, как узнал, где ты, сразу ринулся за тобой. Он спас тебя, а потом принес прямо на руках сюда – такую слабую и бесчувственную, я уж подумала, что ты мертва.
Добрая старушка снова сжала твою ладонь. Как же ей все-таки было бы больно, случись что с тобой! А ведь Холмс предупреждал тебе, и вот все вышло, как он и говорил.
- Похоже, мисс (Твое имя) осознала свою ошибку, - сказал Шерлок, входя в твою комнату, - ну, ну, миссис Хадсон не лейте слез над этой обманщицей, она того не заслуживает.
-Ах, господин Холмс, как вы можете, - простонала ты, но, заметив взгляд Шерлока, извинилась и поспешила выйти, дабы оставить вас одних
- И где признание? Где просьба о прощении? Неужели вы думали, что я вот так вам и забуду эту обиду, что вы нанесли моего страдающему сердцу?
- Вы бредите Холмс. Какое еще страдающее сердце?
– ты приподнялась на локтях, дабы смотреть ему в глаза, а тот, принялся набивать свою трубку. – Да вы были правы, снова. А я снова ошиблась, была чуть не убита, если бы не вы. И я хочу выразить вас свою благодарность за мое спасение.
- Хм. И это все, что вы можете мне сказать?
- А вы что хотите узнать? Только не говорите, что требуете моего полного унижения?
- Ничуть, моя дорогая. Я всего лишь требую от вас небольшого признания. И не увиливайте от ответа
- Я же признала: вы правы, я нет,
- ты скрестила руки на груди, решительно не понимая, о чем толкует Холмс. Тот подошел к вашей кровати, и сел на нее.
- Моя дорогая, - он усмехнулся, а его глаза сверкнули азартным огоньком, - вы, кажется, шептали что-то о своих чувствах к моей скромной персоне, пока я нес вас домой. Как же выговорили? Ах, Шерлок, Шерлок спасите! Я вас так люблю!
- Не было такого! Я сказала, что вы мне нравитесь,
- рассердилась ты и тот час, заметив, каким довольным стал Шерлок, покраснела, поняв, что наглый сыщик снова обыграл тебя, - Холмс! Идите вон! Я сейчас же прибью вас!
- Как скажите моя дорогая, но не беспокойтесь. Я никуда от вас не денусь, буду с вами, как говорится, навеки вечные, дабы разделить ваше одиночество,
- он засмеялся, а ты снова покраснев, кинула в него подушкой.
­­

Высказать свое недовольство/одобре­ние, вы можете здесь -- ­Темница рыжих ворон

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-425.html

Категории: Тесты
Прoкoммeнтировaть
Тест: Разница нас не пугает Любовь вместе с Реттом. Ни что не... Simply Corgi 13:34:20
­Тест: Разница нас не пугает
Любовь вместе с Реттом.


Подробнее…
­­

Ни что не предвещало беды. Яркое весеннее небо сияло своей девственной чистотой, огромное, пылающее всей жизнью, солнце осветило большие и широкие холмы, полные сочной, еще нетронутой человеком, травой, красно-бурую, вспаханную уже с утра землю, остановившись на светлых тюлевых занавесках твоей комнаты. Проказливые солнечные зайчики пробежались по бели из темного орехового дерева, прошлись по картонным коробкам, из которых выглядывает воздушная пена муслинового платья, приготовленного для весеннего вечера, и, наконец, остановились на большой кровати с сиреневым балдахином, где спала юная мисс.
- Дорогая, пора бы и встать, - укоризненно произнесла служанка, по имени Линдси – высокая и дородная темнокожая женщина с длинными, еще не тронутыми сединой, волосами и внимательными черными, как у малиновки глазами. В молодости, в том самом ярком и волшебном времени, именуемом порой юности, Линдси, как поговаривали многие, пользовалась большим успехом, как у других слуг, так и у белых господ, что вызывало большое осуждение со стороны. Подойдя к твоей кровати, Линдси бесцеремонно выхватила из маленьких ручек одеяло, и, не слушая твоих упреков, она с некоторым удовольствием наблюдала, как ты, ворча и сетуя, выбираешься из своей кровати.
- Ну, ну, мой ягненочек, пора бы и честь знать, - она снова укоризненно посмотрела на тебя, - негоже это, юной леди, спать до обеда, так и барбекю можно пропустить!
С этими словами Линдси спустилась вниз, на кухню, дабы отдать распоряжение кухарке и лакею приготовить своим господам завтрак. Пока служанка выполняла свои обязанности, ты сидела на краю кровати, сжимая в руках тонкое одеяло. Как же ты надеялась, чтобы это проклятое барбекю некогда не произошло, как молила, что это чистое голубое полотно укрылось с темной пеленой туч, что вызвали бы ужасный дождь, а то ливень с грозами. И почему жизнь так жестока к тем, кто стремится исправить свою судьбу?
Снова вздохнув, ты вспомнила события вчерашнего дня, а именно ужина, на котором присутствовали Тони и Алекс Фонтейны со своим отцом. Весело разговаривая, проливая чашки с бренди и разглагольствуя о произошедшем недавно конфузе, где были украдены двое чудесных жеребцов, они – гости и твои родители – беспечно беседовали, не заботясь о том, что должно было произойти накануне барбекю: оглашение о твоей помолвке со старшим Фонтейном. Твой родитель был на дружеской ноге со всеми графствами, располагающимися от хлопковой плантации «Желтого холма», как именовался твой дом вместе с прилегающими к нему фермами, холмами и широкими краснокирпичными бороздами просеянного хлопка. Особенно дружен был твой отец с Фонтейнами, с кротким хозяином семейства – доктором Фонтейном, с его грозной и острой на язык матерью, и молчаливой женой. Он имел уважение и у детей Фонтейна – вспыльчивых и честных Тони и Алекса, которые просто души не чаяли в твоем строгом, но резком и рассудительном родителе. И вот, недолго думая, двое семейств решили породниться, а так как ты, была самой старшей дочерью своей семьи, то «связкой» этой авантюры следовала ваша с Тони свадьба. Обрадовавшись такому удачному родству, родители пожали друг, другу руки, щедро выпив душистого бренди, считавшего самым лучшим напитком на Американском Юге. Тебя же, как и самого Тони, спросить о будущей помолвке как-то не удосужились.
- Они же в детстве часто играли, вот и сейчас будут вместе – решили ваши отцы, даже не думая о том, что вы с Тони уже давно выросли из того возраста, когда вы вместе бегали по полям среди хлопка, весело смеясь над неуклюжим Алексом. А ведь теперь, и ты, и Тони уже и не помнили о тех временах, и тогда, сидя за одним столом, ни он, ни ты не предавались той радостно-возбужденной атмосфере, что витала в вашем доме. Тони, как и всякий джентльмен Юга, разумеется, не был груб или благоразумен с тобой. Он никогда не говорил, что не любит тебя, что не желает этой свадьбы, практически брака по расчету, но и не говорил он и о симпатии к тебе.
Тони был молчалив и смущен ситуацией, в которой оказался, ты была просто несчастна. Да, Тони, будучи беспечным мальчишкой, гоняющем на своем жеребце через все ограды плантаций, нравился тебе, однако то была всего лишь детская симпатия, легкая и прозрачная, не имеющая никакого продолжения. Он был красивым и высоким юношей, с длинными темными волосами, с загорелой кожей и умелыми руками. Тони всегда был вежливым и обходительным, но ни эта вежливость, ни обходительность не породили в твоей душе первые зачатки любви. Вы были с ним друзьями, породненными общим несчастьем, и теперь оба пытались выбраться из этой ситуации.
Будучи маленькой девочкой, ты запоем читала книги, где повествовалась о прекрасных графинях, что выходили замуж только по любви. Поглощая сладкие описания первой и единственной влюбленности, опасных и волнующих сердце приключений, и, разумеется, счастливые моменты долгожданных свадеб, ты тоже представляла себя одной из героинь книги. Однако жизнь, вернее, то что, нам кажется жизнью, сломала кокон мечтаний, отравив ранимую девичью душу ядом жестокой реальности.
- Не хочу замуж, - упрямо произнесла ты, пока Линдси затягивала корсет, и дергая последние тесемки. Задержав как можно больше воздуха, чтобы потом оставить хоть немного свободного места, дабы корсет из китового уса не врезался тяжёлым камнем в грудь, ты мучительно засопела.
- Ну, мой ягненочек, всякое случается, - произнесла Линдси, с восхищением оглядывая тонкий девичий стан своей хозяйки. – К тому же, что это за речи: не выйду замуж! Каждая леди обязана окольцевать свои тоненькие пальчики.
- Я и не говорила, что не выйду, - ты топнула ногой, - я говорила, что не хочу, а это разные вещи.
- Так уж и разные,
- Линдси покачала головой, с недоумением смотря на тебя. Ей, воспитанной в дортуаре твоей маменьки, подобные речи были непонятны. – Ах, моя милая мисс, неужели вам совсем не нравится Тони?
- Может и нравится, но, Линдси, на одном «нравится» любви не сделаешь.
- Вы правы, но все же, потерпите, Тони то вы явно симпатичны,
- Линдси подтянула еще одну тесемку, а затем накинула на вас светло-голубое муслиновое платье с кружевными воланами и шелковой белоснежной лентой на поясе. Поправив пышный подол, она расправила воротник, и, погладив тебя по голове, произнесла:
- Не плачьте мисс, все изменится.
- Нет
, - ты упрямо покачала головой, и пока Линдси застегивала серебряную подвеску – подарок матери, ты надела аквамариновые сережки – свадебный подарок Тони.
День был ужасным. Ни сияющее небо, ни прекрасное солнце, ни даже любимое платье, которое ты так долго намеревалась надеть, не могли порадовать тебя. Голые глыбы красной глиной, уже покрылись светло-зелеными узорами роз и маргариток, яблони, кизиловые и персиковые деревья щедро покрывали бурую землю белоснежными звездочками цветов. Пестрый ковер жимолости разрывался на пурпурные, темно-розовые и алые цвета. Ты устало откинулась на сиденье экипажа, на котором вас – тебя, твоего отца, маменьку и младших брата с сестрой – везли на барбекю, устраиваемом вашим хорошим знакомым, что приходился дальним родственником твоей матери.
Как же глупо! – думала ты. - Я еду на долгожданное барбекю, которое превратилось в кошмарный сон, что снедает меня и мою душу. А может, я сплю, и вся эта суета с помолвкой всего лишь глупое сновидение?
Но нет, то был не сон, а реальность, суровая и непоколебимая. Что же, придется подчиниться тяжелому давлению судьбы.
- Надо увидеться с Мелани, - решила ты, - Мелани добрая и умная, она поможет мне, успокоит мою душу. Она найдет достаточно доказательств, чтобы доказать мне, что свадьба без любви не трагедия, как представляется мне.
Доехав до высокого, серого поместья, утопающего в зеленой пелене деревьев, кустов и лоз цветов, твои родители оставили экипаж у двора, а тебя отправили в сторону сада, где весело щебетали голоса девушек, приехавших раньше вас. В ярком свете платьев, шуме нежных голосов и кринолинов, ты на секунду растерялась, не зная, где же Мелани. Твоей подруге нигде не было, дочери миссис Тарлтон, рыжеволосые и бойкие, мигом заметив тебя, позвали к себе, в свой круг, однако ты покачала головой. Разглядывая кусты акации, и снуя между зеленых фигур, ты, старательно выискивая Мелани, но нигде не показалось худенькое лицо твоей подруги.
Паника медленно подкралась к тебе. Мелани была твоей единственной опорой, дающей силу и надежду, но ее здесь не было. Может быть она в поместье. Поднявшись по высоким белокаменным ступенькам, ты нашла ее у маленького фонтана, где она, облаченная в темно-сиреневое платье и шляпку, стояла и беседовала с каким-то черноволосым мужчиной.
- Мелани! – окликнула ты, и девушка вместе с ее собеседником обернулась на твой зов. Теперь ты могла разглядеть мужчину. Высокий, пожалуй, выше Тони, он был атлетически сложен. Темная, загорелая кожа выглядела весьма удивительно на фоне белой рубашки, он усмехнулся, заметив тебя, обнажив сверкающую жизнью улыбку. Ты смутилась от такого внимательного и насмешливого взора, а он снова усмехнулся.
- Ах, (Твое имя). Ты все же приехала, - Мелани подошла к тебе, слегка обняв. Она сразу почувствовала твое настроение, и сейчас поведение ее собеседника смутило и саму девушку. – Все хорошо.
- Нет, Мелани, ты ведь верно не знаешь, - ты начала было рассказывать ей о предстоящей помолвке, вернее ее оглашение, как почувствовал снова тот испытывающий и насмешливый взгляд темноволосого мужчины. У него были темные, практически черные глаза, они притягивали и пугали тебя одновременно. Заметив, куда ты смотришь, Мелани поджала губы и представила вас друг другу.
- Познакомься, это Ретт Батлер, - она указала на мужчину, который галантно поклонился тебе, - Господин Батлер, это (Твое имя).
- Рада знакомству,
- произнесла ты, а мужчина, лишь усмехнулся, сказав:
- Не могу передать вам, как я рад этой встрече.
Покраснев от такого пространственного намека, ты подхватила Мелани и повела ее в другую сторону, чувствуя, как Ретт прожигает взглядом твою спину.
- Мелани, кто это? И откуда ты с ним знакома? – выпалила ты, буквально тряся ее руку, - Ты слышала, что о нем говорят?
- Да, слышала,
- Мелани выпрямилась, как бывало каждый раз, когда при ней начинали оскорблять или унижать людей. – Но он совершенно не такой, каким нам кажется. Надеюсь, ты с ним подружишься.
- Вот уж без этого, мне и так трудно, Мелани, - ты тоже выпрямилась, и, набрав побольше воздуха в легкие, рассказала своей подруге все на одном выдохе. Она молча слушала тебя, и лицо ее потемнело, поскольку Мелани знала, что ты не любишь Тони, как и Тони не питает к тебе любви.
- Ах, моя дорогая, это ужасно, - произнесла она, обнимая тебя, - ужасно, так быть не должно. Хочешь, я поговорю с твоими родителями?
- Не поможет,
- ты покачала головой, хоть и сердце так и просилось, чтобы Мелани это сделала. – Просто не оставляй меня ни на минуту.
- Хорошо.

Пикник прошел весело. Молодые люди сновали по всему саду и поместью, не заметно для родителей, отбирая у слуг бутылки с бренди и виски. Гости смеялись, вспоминая старые причуды и беседуя на тему сбора хлопка к получению новых жеребят. Все готовились к предстоящим танцам. Девушки уже переоделись в вечерние платья, и заплели новые прически. Все, как одна, они были хороши собой и прекрасно это осознавали, весело смеясь и перешептываясь. Все наслаждались этим уходящим днем, кроме тебя. Не позволив Мелани страдать, ты отправила ее танцевать вместе с Алексом Фонтейном, что стоял рядом с тобой. Тони Фонтейна нигде не было. Может быть, одумался и сбежал. Стоило только тебе оказаться одной и подумать о том, что будет с тобой завтра, после того, как объявится Тони и публично выступит перед всеми, рассказав о помолвке. Нет, плохие мысли, ты покачала головой, желая прогнать их поскорее, как вдруг наткнулась на чью-то крепкую спину. Как оказалось, это был Ретт Батлер, человек, чья известность летит впереди него самого.
- Ох, простите, я не знала, что здесь кто-то стоит, - ты вежливо улыбнулась ему, на что он снова усмехнулся, одаривая тебя таинственным взглядом черных глаз.
- Ничего страшного. – Он протянул тебе руку, - ведь в качестве своего извинения вы можете отдать мне свой танец.
- Ох,
- ты покраснела, искренне не понимая мотивов этого странного человека. Он, на протяжении всего дня, неотступно преследовал тебя, не сводя с твоей хрупкой фигуры тяжелого взора, что немало смущало тебя, стоило только твоим глазам встретиться с его омутами. И сейчас он был не далеко от тебя, явно ожидая момента приглашения на танец. – Хорошо.
Ты протянула ему руку, и он, обхватив одной твой хрупкий и трепещущий стан, другой сжал твою ладонь. Недолго думая, Ретт Батлер закрутил тебя в быстром и стремительном вальсе, ловко ведя между танцующих пар. Чувствуя, как на тебя смотрят твои родители, ты снова покраснела, понимая, что после этого танца тебе не миновать серьезного разговора и осуждающих глаз матери. Как же так получилось! Да еще Тони нигде не было!
- Вы смущены, - прошептал Ретт, обдавая горячим дыханием тонкую и чувствительную кожу уха. Ты покраснела еще сильнее, поскольку от его дыхания что-то внутри странно зашевелилось, а по коже прошелся табун мурашек. Ох, уж этот Ретт, что он только задумал! Ты не решалась поднять взгляд, боясь встретиться с двумя омутами его глаз. Этот мужчина, с которым ты знакома всего несколько часов, успел на протяжении указанного времени смутить тебя, заставляя постоянно краснеть и теряться от такого наглого и пугающего внимания, напугать и даже разозлить. И самое главное, что испытывать подобную бурю чувств тебе нравилось больше, нежели молчать, скромно сжимая в ладонях книгу, пока Тони Фонтейн, осторожно подбирая слова, тянет досадную речь о хлопке или своем новом оружии. Однако не пристало почти замужней девушке испытывать неприязнь к твоему будущему мужу.
- Я немного устала
- Вздор! Вы ничуть не устали, да и когда бы успели, ведь не вы тащили эти тяжелые подносы с вином и фруктами, и не вы носились по поместью, помогая другим мисс.
- Вы!
– от злости ты растерялась, - как вы можете упрекать меня в…
- Я ни в чем и не упрекаю, мне просто хочется знать, почему вы так себя ведете. Что бы вы не сделали, что бы не сказали, звучит грустно и уныло, да и улыбка у вас вымученная, как у приговорённого к виселице.
- К чему вам знать подробности моего приговора? Это, как выразились вы, грустно и уныло.
- О, я любитель подобных историй!
– он сделал еще один круг, резко прижав тебя к себе, отчего ты снова покраснела. Ну что за мужчина, один только источник неприятностей.
- Я выхожу замуж за одного друга, и …
- Разумеется, по наставлению любящих мамочки и папочки
– его речь была полна ядовитого сарказма, который напугал тебя и в тоже время приободрил для продолжения дальнейшего разговора.
- Да, все так, и посему я очень несчастна, ведь мне не хочется выходить замуж за Тони, чтобы потом мучится всю жизнь, пока он созреет, перестанет строить из себя холодного гордеца, коим он представляется предо домной, и станет хотя бы немного живым, эмоциональным.
- О, понимаю вас, жить с джентльменом – есть большая и трудная работа, да еще с таким, какой ваш Тони, - Ретт снова резко дернул тебя, а затем произнес, - а что, если бы вы вышли замуж, но за джентльмена?
- А за кого?
– ты удивленно подняла глаза, впервые за этот танец, - за кого мне выйти тогда? За темнокожего мужчину, полагаете вы?
- Как можно,
- он тряхнул руками, чуть не уронив вас, - я делаю вам предложение мисс (Твое имя)
- Что?
– вот теперь ты чуть не упала, опустив его руки, но он вовремя подхватил тебя, - вы, верно, издеваетесь над домной, господин Батлер? Вам, верно, смешно?
- Ничуть,
- он был действительно серьезен, и сейчас прожигал взглядом тебя, словно пытаясь навеки запомнить каждую черту твоего лица, каждую деталь твоего платья и подвески. – Я готов взять вас в жены, пусть мы с вами знакомы, мм, примерно 4 с половиной часа. Так вы согласны?
Прошло несколько дней, после того, как ты приняла предложение Ретта Батлера. Твои родители были просто в ужасе, услышав, что их дочь выходит замуж за распутника и контрабандиста, тем самым, предав дружбу между Фонтейнами. Впрочем, и Тони не отличился, он, сбросив маску благоразумного джентльмена, сбежал, оставив записку родным, что давно любит другую.
***

Семь дней в качестве подготовки в свадьбе пролетели быстро и незаметно. Незаметно пролетела и сама свадьба. Наряженная в белоснежное, шелковое платье с кружевной отделкой на шее, с серебряным медальоном и золотым кольцом со скромным алмазом на пальце, ты чувствовала себя так, словно была пьяна. Все было стремительным, быстрым, непонятным, и каким-то смазанным, точно кто-то взял, размазал все краски чувств, превратив их в сложное месиво. Ретт появился в твоем доме только один раз – когда твой отец наотрез отказался давать согласие на брак. Долго разговаривая, и время от времени, попивая виски, они все же уладили это дело, и, что было странно, твой родитель, даже порадовался тому, что его скромная дочь смогла выйти замуж за миллионера, а именно таковым и являлся господин Батлер.
И вот наступила первая брачная ночь, которая страшила тебя больше всего. Мучаясь оттого, что ты будешь проживать свою жизнь рядом с нелюбимым человеком, ты и вовсе позабыла о том, что помимо жизни, вам придется разделить и одну кровать. Однако все произошло намного лучше, чем ты представляла. Ретт пришел в вашу опочивальню в половине двенадцатого, и хотя от него несло шампанским, он был трезв. Посмотрев на тебя, он только усмехнулся, и сев рядом, Ретт начал разговор:
- И как вам весь этот фарс, моя дорогая?
- Не называйте меня так. Фарс получился стремительным,
- ты была только рада такому началу.
- Моя дорогая, а чего вы хотели? Все свадьбы проходят так.
- Говорите, словно вы были женаты несколько раз.
- О, я был почти женат, и думается мне, имею право так заявлять…

Так вы проговорили всю ночь. Ты многое рассказала Ретту, и о своем доме, и о плантации, о своей семье, и конечно, немало смущаясь о своей первой любви. Ретт тоже поведал тебе о своих злоключениях, о своей сестре, о девушке, в которую он был влюблен, при том влюблен сильно и страстно, но она не оправдала его ожиданий. Можно сказать, что за эту ночь вы стали друзьями, что только порадовало тебя, ибо иметь такого замечательного, пусть и излишне саркастичного человека, как Ретт Батлер, в друзьях было самым прекрасным, на что могла рассчитывать девушка, вышедшая замуж за мужчину, которого она вовсе не знала.
Ретт был переменчивым человеком. Из холодного и ироничного, он мог превратиться в буйного и страстного. Он был смешлив, саркастичен и находчив. Он был вежлив и заботлив. Утром, он отсылал горничную, сам приходил к тебе в спальню, и принимался расчесывать волосы, пока они не начинали искрить. Ретт, хитро усмехаясь, кормил тебя с ложечки, точно дитя, не обращая внимания на твои недовольные возгласы. Он сам выбирал тебе украшения и одежду, подбирая материю, цвета и рисунок. Он иногда даже присутствовал в комнате, совершенно не стесняясь того, что ты, стоя в одной тонкой рубашке, крутилась на стуле, пока швея снимала мерки. А чем вы только не говорили. Путешествуя по миру, Ретт многое знал, и многое видел. С какой только радостью он рисовал образы соседствующих стран, великих достопримечательностей и сладких блюд сознанию незнакомому с миром. Тебя, порой, все же удивляло, и зачем он только сделал тебе предложение. Однако на твой вопрос он только усмехнулся и произнес:
- Мне всегда хотелось иметь домашнюю и ласковую кошечку, - на что ты только разозлилась, и вы вступили в словесную перепалку, что было для вашей пары отнюдь не редкость, и где он часто выходил победителем в силу своего ума и острого языка.
Ты часто замечала, что рядом с Реттом жизнь стала интересной яркой, пусть и несколько буйной и не понятной. Он не был джентльменом, что только радовало, он никогда не говорил тебе о твоих ошибках, не делал замечания, и мог с легкостью обсуждать с тобой «женские темы», не стесняясь в выражениях и подробностях. Однако ты чувствовала, что между вами все же присутствует маленькая и тоненькая преграда, которую держал Ретт. А ведь он ни разу не коснулся тебя, кроме того скромного и легкого поцелуя на свадьбе, не больше. После этого господин Батлер ни разу не целовал тебя, явно не позволяя этого чревоугодия себе. Но ведь он мужчина, и ему все же хочется этой близости, а тебя подобная тема и пугала и привлекала, ведь будучи невинной девушкой, тебе все же хотелось узнать, каковы эти ощущения.
Вы долгое время жили в Атланте – большой, жужжащем точно улей, городке. Сразу, после того, как вы переехали в большое поместье, Ретт странно изменился. Он стал приходить поздно, изрядно пьяный, но стойкий на ногах. На твои расспросы он лишь махал головой, и тебя очень злило такое поведение. Ядовитая змея ревности и обиды свернулась возле сердца, обжигая его ядом злости. Как же так? Почему он так себя ведет? А ведь до тебя дошли слухи, что она бывший заседатель Дома Красотки Уотлинг – хранительницы очага разврата. Неужели он проводит свое время с ней?
Утром, проснувшись одна, ты долго лежала, думая о своем. Ретт не любит тебя, это точно, но вот, что ты испытываешь к нему, вот это уже другой разговор. С одной стороны, он нравился тебе, с другой, ты замечала некую холодность и сдержанность в его отношении к тебе. Раздался стук в дверь, твоя служанка, верная Линдси будила свою госпожу.
- Пора проснуться, к вам гость, - голос ее звучал странно: презрительно и жестко, словно гость этот был неприятным. Встав, наскоро умывшись, и одевшись, ты спустилась вниз в гостиную, где, сидя в одном и кожаных кресел, восседал нарушитель твоего утреннего спокойствия. Заметив тебя, он встал и поклонился. Это был Арнольд Брентон, - твоя первая и несчастная любовь.
Арнольд был старше тебя на пять лет, и чрезмерно этим гордясь, юноша постоянно издевался над тобой, пользуясь твоей не освещённостью дел. Зная о твоей симпатии к нему, он всегда держал тебя на расстоянии, а когда ты, собравшись с силами, решительно призналась ему в своих чувствах, эгоистичный Брентон лишь рассмеялся над тобой, да еще и сказал, что вскоре намерен жениться на другой знатной и умной леди. Своими словами он самолично вырвал ростки влюбленности, не дав им перерасти в нечто большее, искоренив все зачатки былых чувств. Любовь прошла быстро и незаметно. А сейчас он явился, дабы узреть тебя, скромную и глупую, по его предположению, девушку, что смогла охватить себе такой лакомый кусочек, как миллионера Ретта Батлера.
- Какими судьбам, Арнольд? – твой голос был холоден и мрачен, явно показывая, что ты не рада видеть его, однако юноша не был смущен подобной встречей. Расположившись в кресле, он нагло произнес:
- Вижу, живешь припеваючи. Надо же, - он вытянул ноги, - никогда от тебя такого не ожидал. Я слышал от своей маменьки, что ты был обручена с Тони Фонтейном. Разве не так?
- Не так, как видишь,
- ты скрестила руки на груди, думая, как бы выгнать этого наглеца.
- Вот все и так получилось. А я развелся с Миной, до чего же глупая девица, представляешь! Видите ли ей не нравится, что я с ней не так ласков, как полагалось, и я чрезмерно груб.
- Разве не так. По мне ты всегда был грубияном, при том невежественным!
- Что?
– Арнольд встал и, быстро обходя все препятствия в виде мебели, встал рядом с тобой. – Ты что же собираешься мне хамить, маленькая чертовка?
- Не смей оскорблять меня, в моем же доме, - ты смотрела на него в упор, сама не понимая, откуда в тебе столько храбрости и цинизма, в купе с холодной сдержанностью. Неужели влияние твоего мужа, который всегда с такой небрежной легкостью оскорблял каждого, ловко целясь в больное место. – Убирайся!
Арнольд покраснел от злости. Этот самовлюблённый индюк и не мог предположить, что ты уже давно не питаешь к нему никакой симпатии, и посему, появившись в воем доме, да еще с радостным объявлением о разводе, он считал, что ты тот час падешь к его ногам, вместе со своим великим состоянием. Однако все пошло не так, как он предполагал.
- Ах, неужели (Твое имя), ты любишь этого человека? – он действительно не мог поверить в это, - да он старше тебя лет на двадцать точно!
- Не смей оскорблять моего мужа в его же доме,
- ты с трудом подавила в себе приступ бешенства и ярости, вспоминая образ Ретта, когда тот наносил словесный удар своему собеседнику, желая обидеть его. – Ты и ногтя его не стоишь вместе со всем своим состоянием и одеждой! Он вас лучше во всем: он добрый, умный и честный. Он самый восхитительный, нежели вы – своенравный идиот!
- Да ты!
– Арнольд окончательно потерял всякое самообладание, и уже хотел было поднять на тебя руку, как вдруг чья-то сильная и крепкая ладонь отшвырнула его с такой силой, что незадачливый Ромео упал на пол, прокатившись добрых пару метров по паркету.
- Поднять руку на женщину, я даже слов не могу подобрать, дабы охарактеризовать ваше поведение, юный джентльмен, - сколько сарказма и цинизма хранилось в этом холодном тоне. Ретт стоял возле тебя, обняв одной рукой тебя за плечи, а в другой держа револьвер. – Если вы сейчас же не покинете мой дом, то, я буду вынужден лишить семейство Брентов – не так ли? – своего наследника. У вас тридцать секунд, дорогая будьте любезны засечь время, я не в состоянии воздержаться.
Хватило и пяти секунд, дабы Брентон – старший, убежал, практически сверкая пятками. Ретт долгое время буравил его спину взглядом, явно прикидывая, не выстрелить ли все же, однако твое присутствие помогло Арнольду остаться в живых. Горестно вздохнув, Ретт убрал револьвер, а затем прижал тебя к своему крепкому телу.
- Ну, моя дорогая, и что за спектакль вы тут сотворили. Я успел попасть лишь на ее кульминацию, так что будьте добры рассказать мне с начала: люблю трагедии по петухов (правда мертвых петухов).
- Он пришел и начал оскорблять меня и вас, я ответила ему теми же словами, и он рассердился, хотел ударить, а тут вы,
- вы покачали головой, однако Ретт, усмехнувшись, щелкнул вас по носу.
- Не врите, я слышал, что вы что-то кричали про восхитительного человека? Боюсь предположить, кто же он, этот мистер?
- Вы знаете кто! – ты покраснела, понимая, что просто так, капитан Батлер не отстанет. – Прекратите эту игру слов, вам все известно!
- Известно, мне? Ничуть, - он выпустил тебя из своих объятий, - кто я такой, чтобы знать о ваших предпочтений.
- Господин Ретт, вы самый мерзкий и отвратительный человек, раз вынуждаете меня признаться: я люблю вас, люблю и точка, пусть вы и сочтете мои слова ложью.

- Не сочту, моя дорогая, - он снова обнял тебя, прижав так, что ты и слова сказать не смогла, - пожалуй, мне тоже нравится испытывать это чувство к вам. Ведь я полюбил вас с того момента, когда вы вложили свою маленькую ладошку в мою руку. Боже мой, вы такая прелесть, когда смущены.
Ты попыталась пнуть его, позабыв обо всех нравоучений своей маменьки, но Ретт, верно, предвидев это, прижал тебя еще сильнее, поцеловав твою макушку.
- Не деритесь, моя дорогая, - он мягко улыбнулся, - у вас будет время показать мне ночью все ваше своенравие и любовь ко мне.
Он залился громким смехом, пока ты – красная и смущенная – обняла его в ответ, предварительно укусив за палец.
­­

Высказать свое недовольство/одобре­ние, вы можете здесь -- ­Темница рыжих ворон

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-425.html

Категории: Тесты
Прoкoммeнтировaть
вторник, 25 октября 2016 г.
Тест: Выбор за тобой. / Сборный... Simply Corgi 15:11:18
­Тест: Выбор за тобой. / Сборный /
Приятного прочтения.


Подробнее…Сильная мужская рука крепко стиснула запястье девушки. Злобная улыбка, напоминающая оскал акулы, что сейчас бросится на свою жертву, заставляла содрогаться Сансу, но она стояла не шелохнувшись.
-Кажется, эта девка придает тебе смелости. Ты даже готова вытерпеть боль ради нее? – Рамси еще сильнее сжал девичье запястье, и Санса зажмурилась, невольно охнув.
Но уступать она не собиралась. Собрать всю волю в кулак, девушка раскрыла глаза, подавляя слезы. Только ненависть. Ненависть за, то, что Болтонский бастард издевался над ней, а теперь будет издеваться над девушкой, в которую Санса окончательно и бесповоротно влюбилась.
-Она останется со мной. «Твое имя» никогда не полюбит такое чудовище, как ты. – шепчет девушка, а все ее тело горит от злости и боли.
Рамси отпускает запястье Санса, ухмыляясь в своей устрашающей манере:
-Если до этого момента, ты еще останешься в живых.


Рамси Сноу.
Она попалась, как только я ее увидел. Ей, даже, удалось меня сразу раскусить. Но «Твое имя» - девушка не из пугливого десятка, не сбежала. Хотя, даже если бы захотела, то это было бы невозможно. К ее великому счастью, я никогда не отпускаю, то, что мое. Но вот беда. На мою добычу, кое-кто покусился. Милая Санса, без памяти влюбившаяся в «Твое имя». Не порядок. Придется снова заниматься кровопролитием, раз уж Санса не понимает предупреждения с первого раза. Никто не посмеет покушаться на, то, что принадлежит мне. Думаю, моя женушка не серьезная преграда между мной и моей дорогой «Твое имя». Она вообще, не представляет никакой угрозы. Угрозу могу представлять лишь я. Так что, моя возлюбленная, как бы ты уже ни старалась, тебе не скрыться. Надо было бежать раньше. Бежать как можно дальше, но я бы нашел тебя. А теперь, просто отдайся мне, и я буду нежен, обещаю.

Санса Старк.
Рамси - чудовище, которое может лишь разрушать и убивать. У него это выходит превосходно. Но такой человек не способен на любовь. Он не достоин «Твое имя». Я не сомневаюсь, что она может дать ему отпор и непременно так и будет, но ничего ей уже не поможет. Осталось только одно – бежать. Я готова испытать все самое ужасное, что может нас ждать с ней, но нет ничего хуже, чем находиться рядом с Рамси. Моя жизнь приобрела смысл, когда «Твое имя» появилась, словно снег на голову. И теперь я не сдамся. Ради нее, ради нас. Пусть я не могу защитить ее, но буду дарить ей любовь, какой мир еще не видывал. И я знаю, что мы сбежим из этого кошмара, и никакой Рамси нам не сможет помешать. Только бы успеть.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1114-197.html

Категории: Тесты
Прoкoммeнтировaть
пятница, 13 февраля 2015 г.
Simply Corgi 20:42:13
Запись только для меня.


the land of tears > Тесты

читай на форуме:
пройди тесты:
бутылка с бличевцами!
Kings of the AT world. Bloody Fang. [1]
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх